Настоящая жизнь арбитражных управляющих

В 2015 году в Федеральный Закон «О несостоятельности (банкротстве)» были внесены изменения и дополнения, благодаря которым с тех пор не только юридические лица, но и физлица могут подавать в арбитражный суд заявление о банкротстве.

Важную роль в деле о банкротстве гражданина играет финансовый управляющий. Это сотрудник саморегулируемой организации (СРО), который осуществляет посредничество между судом и должником и участвует в процедуре банкротства.

Поэтому стоит выяснить, кто такой арбитражный управляющий по банкротству физических лиц, как найти опытного специалиста, какие обязанности и полномочия он имеет.

Как найти опытного специалиста в арбитражных делах

Процедура несостоятельности – это признание должника неспособным погасить свои финансовые обязательства перед всеми кредиторами.

При процессе банкротства в первую очередь следует найти официального представителя, который будет старательно и исправно выполнять возложенные на него обязанности.

В Федеральном Законе № 127-ФЗ указано, что выбор конкурсного управляющего является обязательным условием при прохождении процедуры несостоятельности гражданина.

В первую очередь стоит начать поиск конкурсного управляющего по делам о банкротстве физлиц. Достойную кандидатуру можно найти через портал реестров субъектов саморегулирования.

На сайте Федреестра есть перечень грамотных специалистов, которые могут помочь в решении вопросов по несостоятельности. При рассмотрении дела о банкротстве физического лица важен опыт такого управляющего.

Нужно, чтобы он помог решить все возникшие проблемы, при необходимости помог заключить мировое соглашение между участниками процесса, свел к минимуму последствия банкротства.

При выборе специалиста особое внимание нужно обратить на такие нюансы:

  • Чем опытнее профессионал, тем большее вознаграждение ему придется выплатить.
  • Такие управляющие имеют узкую специализацию, поэтому нужно искать профи, который специализируется по делам о банкротстве именно физических лиц.
  • Перед тем его нанимать, следует изучить его прошлые делами, ознакомиться с отзывами бывших клиентов. Таким образом, вы обезопасите себя и не столкнетесь с лицом, который на данный момент лишен своих полномочий.

Читайте так же:  Академия торгов по банкротству

Для чего нужен управляющий

Управляющий в делах о банкротстве физических лиц нужен не только для того чтобы вести все дела потенциального банкрота – он должен также контролировать начало разбирательства со стороны суда. При подаче в суд заявления о банкротстве гражданин предоставляет пакет документов, где будет список из СРО, из которого он должен выбрать специалиста.

После принятия документов суд направляет запросы в указанный СРО и просит предоставить на судебное заседание кандидатуру конкурсного управляющего, который и будет представлять интересы должника.

В этой ситуации возможны такие варианты:

  • Не удается выбрать нужного специалиста, так как никто из кандидатов не хочет вести дело потенциального банкрота. В этом случае, если в течение 3 месяцев кандидатура не будет найдена, дела в суде рассматриваться не будет.
  • Будет выбран управляющий, на которого будут возложены определенные функции и через некоторое время будет назначено первое заседание.

Юристы советуют заранее найти подходящую кандидатуру и официально ее утвердить. На специализированных судебных сайтах вы всегда сможете задать интересующий вопрос и получить бесплатную консультацию по вопросу, как правильно выбрать нужного специалиста.

Обязанности управляющего

Найти грамотных, ответственных и добросовестных управляющих в процедуре банкротства совсем непросто.

Чтобы иметь соответствующую лицензию, престижную работу и быть востребованным специалистом в своей отрасли, нужно знать все нормы действующего законодательства, постоянно развиваться и периодически подтверждать аккредитацию.

Деятельность такого специалиста должна хорошо оплачиваться, поэтому стоимость вознаграждения управляющих достаточно велика.

Потенциальный банкрот должен оплатить такие обязанности финансового управляющего при прохождении процедуры несостоятельности:

  • Размещение публикации о банкротстве в специализированных изданиях.
  • Составление и отправку запросов в различные кредитные организации, которые имеют необходимую суду информацию о должнике, а также передачу таких сведений в суд.
  • Открытие специального банковского счета для должника.
  • Проверку сделок, которые были совершены гражданином за последние три года. Проверяются договора купли-продажи, дарения, брачный договор, добровольные соглашения на предмет фиктивности.
  • Составление отчета по всем осуществляемым финансовым операциям, право выдачи денежных средств на погашение обязательных платежей, к примеру, алиментных выплат.
  • Составление реестра требований кредиторов, оформление отчетности по выдвинутым претензиям, подготовка к собранию кредиторов.
  • Подготовка данных для реструктуризации долгов перед финансовыми учреждениями.
  • Формирование конкурсной массы из имущества должника, опись и оценка его собственности, обязанность проведения электронных торгов по реализации имущества банкрота, распределение вырученных средств для погашения имеющейся задолженности перед кредиторами.

Читайте так же:  Роль банкротства в рыночной экономике

В случае если финансовый управляющий во время процедуры несостоятельности пренебрегает своими прямыми обязанностями или допускает нарушения при ведении дела, на него налагается штраф и грозит дисквалификация.

Полномочия арбитражного управляющего

Рассмотрим, какие права финансового управляющего при банкротстве физических лиц предусмотрены актуальным правовым полем. Услуги, которые предоставляют данные специалисты, охватывают все операции финансового плана, которые может проводить физлицо.

Нужно искать специалиста, который сможет помочь в таких направлениях:

  • Управление финансами должника – контроль за его доходами, расходами, банковскими счетами, оплата первоочередных платежей.
  • Исполнение всех прав и обязанностей, которые ранее были возложены на потенциального банкрота.
  • Исполнение роли взыскателя задолженности, если выяснилось, что гражданин одолжил кому-то деньги, но не получил их обратно.
  • Проведение описи, оценки собственность банкрота, проведение торгов, продажа имущества, расчет с кредиторами.
  • Во время процесса банкротства составление и передача в арбитраж необходимых для процедуры отчетов.
  • Пресечение мошеннических действий со стороны должника при получении статуса несостоятельности.
  • Информирование кредиторов о ходе разбирательства.

Финансовый управляющий может всегда дать дельные советы в процессе рассмотрения дела, а гражданин всегда может узнать, на каком этапе находится его заявление.

Возможна ли замена ранее назначенного управляющего

Смена финансового управляющего во время проведения процедуры банкротства случается нередко. Причина – выбранные ранее профессионалы не выполняют свои обязанности, не желают брать на себя ответственность, проявляют халатность.

Такое поведение управляющего может привести к административным нарушениям, а гражданин может понести неоправданные убытки.

Если вы замечаете, что выбранный вами специалист ведет себя неподобающе, а ваши судебные дела так и стоят на месте, нужно поменять управляющего.

Осуществляется замена следующими способами:

  • Назначенный управляющий сам отказывается от ведения дел.
  • Смена происходит по требованию одного из участников – судьи, кредитора или должника.
  • Для замены нужно ходатайство из СРО.

Читайте так же:  Справка о банкротстве

Вознаграждение финансовому специалисту при банкротстве физических лиц

Когда происходит банкротство физлиц, финансовый управляющий играет в это процессе немаловажную роль. Оплата его услуг осуществляется согласно статье 213.9 Федерального Закона № 127-ФЗ. Установленная сумма составляет 25 000 рублей за проведение одной процедуры несостоятельности. Дополнительно должник оплачивает средства в размере 7% от вырученной за реализацию имущества суммы.

Согласно законодательству, вознаграждение управляющему может быть уплачено одним банкротом несколько раз за разные процедуры:

  • За подготовку реструктуризации долга.
  • За реализацию имущества на электронных торгах.
  • За подписание мирового соглашения.

Первоначальный взнос в сумме 25 000 рублей оплачивается во время подачи заявления в судебную инстанцию. Денежные средства попадают на депозитный счет суда. Остальные 7% должны быть выплачены первой очередью после реализации имущества должника на электронной площадке.

отзывы оценка последствия суд

Настоящая жизнь арбитражных управляющих

Вам также может понравиться

От рейдерских захватов до «геноцида» арбитражных управляющих: история отрасли с 90-ых до наших дней

Настоящая жизнь арбитражных управляющих

Институты банкротства и арбитражного управления впервые появились в России 27 лет назад. За это время российский бизнес прошел через рейдерские захваты, беспомощность банков во взыскании долгов и притеснение самих управляющих.

Арбитражный управляющий Арсений Королев рассказал порталу ДОЛГ.РФ, как «использовали» Закон о банкротстве в 90-х, чем отличалось арбитражное управление того времени и как законодатели превратили сегодняшних управляющих в клерков.

Первый ФЗ N 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» появился в 1992 году. Согласно его условиям, в отношении предприятий применялись реорганизационные, ликвидационные процедуры, а также мировое соглашение. Реорганизационные предполагали внешнее управление активами должника и санацию, а ликвидационные делились на 2 типа: принудительная ликвидация должника по решению суда и добровольная — под контролем кредиторов. Ликвидация осуществлялась в процессе конкурсного производства. Закон вступил в силу, но не работал. Арсений Королев объяснил, что в 90-е предприятия продолжали работать по принципам плановой экономики, то есть совершенно не заботились о спросе на продукцию, которой заполняли склады. Их руководителями были сильные производственники, но финансово безграмотные люди. Поэтому они становились жертвами «предприимчивых» людей, и именно в это время начали процветать рейдерские захваты предприятий. Одной из основных проблем 90-х было то, что часто работникам платили не деньгами, а продукцией контрагента или собственного производства. Поэтому «предприимчивые» разработали схему «помощи»: предоставляли предприятию небольшие займы наличными для погашения задолженности по зарплате за 2-3 месяца. Возвращать «благотворительные взносы» было нечем, долги накапливались как снежный ком, а кредиторы «благородно» принимали в качестве погашения не деньги, а акции таких предприятий. Так в их руках оказывался контрольный пакет. Был и второй популярный способ «приобретения» бизнеса. В результате приватизации все работники производственного коллектива становились владельцами акций предприятия, на котором работают. Но мало кто понимал, в чем ценность владения акциями, зато ценность наличных денежных средств на руках понимали все. Рейдерам не составляло большого труда обменять «ненужные» работникам акции на настоящие, живые деньги, на которые можно было приобрести продукты, алкоголь и одеть семью. Так понемногу на месте «выкупленных» предприятий начали появляться торговые центры. В то время мало кто понимал, что из тяжелой материальной ситуации можно выйти, используя процедуру санации или ликвидации и помощи АУ, да и продажа акций не выглядела чем-то рискованным. Поэтому рейдеры захватывали предприятия просто и надежно. В 90-е были проблемы не только с незнанием Закона о банкротстве, но и в целом гражданское законодательство не было достаточно урегулировано, поэтому банки выдавали кредиты без залога, а когда кредит не возвращался, они не имели рычагов воздействия.

Читайте также:  Как ограничить отцу встречи с ребенком?

Арсений Королев рассказал, как те же «предприимчивые» люди приносили в банки бизнес-планы, где рентабельность проекта чуть ли не в 5 раз превышала инвестиции, а точка безубыточности наступала через 2-3 месяца. Однако все это было на бумаге без реального производства, активов и намерений их приобретать.

Разумеется, такие кредиты не возвращались, а Закон о банкротстве опять не работал: не было реальной возможности восстановить платежеспособность предприятия, удовлетворить требования кредиторов или найти инвесторов для санации. Поэтому единственным логичным вариантом для кредитных организаций было списание займов на убытки. Более-менее адекватно и широко банкротное законодательство и арбитражное управление стали применяться ближе к концу 90-х. «Арбитражные управляющие в 90-х привлекались в основном для осуществления процедур унитарных предприятий и предприятий с государственной долей в УК. Их деятельность контролировалась государством в силу того, что затрагивались его интересы, поэтому свободы маневра было немного, но и к ответственности привлечь сложно по причине согласованности всех действий. ООО, ЗАО и товариществ процедуры банкротства мало коснулись», — поясняет Арсений Королев. С вводом нового Федерального закона от 08.01.1998 N 6-ФЗ ответственности у АУ стало больше: должников и кредиторов наделили правом требовать от управляющего возмещения убытков, причиненных действиями (бездействием) АУ. Ненадлежащее исполнение обязанностей также стало основанием для отзыва лицензии или отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей. Еще одним отличием деятельности АУ от настоящего времени было то, что управляющие во многом зависели от Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению. Но суть деятельности ФСФО больше сводилась не к жесткому контролю над АУ, а к реальному участию в делах о банкротстве, составлению финансового анализа должника, выявлению причин, которые повлекли несостоятельность.

«Исходя из субъективного опыта, ФСФО была доброжелательно настроена к АУ. Благодаря ее работе многие управляющие были назначены на крупные предприятия, а директора, которые за бесценок продавали активы своих предприятий, были привлечены к уголовной ответственности», — комментирует эксперт.

По мнению Арсения Королева, оба закона-предшественника ограждали АУ от формализма в виде бесконечных публикаций и давали возможность в должной мере заниматься предприятием в отличие от нынешней ситуации. Законы 1992 и 1998 гг. наделяли АУ обязанностью публиковать только основные сведения о процедурах: в первом случае — один раз при санации или конкурсном производстве, во втором — о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. В октябре 2002 года вступил в силу Федеральный закон N 127, действующий и в настоящее время.

«Постепенно управляющего превратили в клерка, причина тому — многочисленные публикации в ЕФРСБ, издании «Ъ», прочий формализм и жесткие сроки. Идея законодателя благородна — сделать процедуру прозрачной, но фактически выполнение бумажной работы сводит на нет управление предприятием», — поясняет свою позицию эксперт.

Арсений Королев обратил особое внимание, что вместе с новым законом функции ФСФО по надзору за АУ отошли Росреестру, а следом прокатилась волна привлечений к административной ответственности управляющих по всей России. АУ привлекались за любой мелкий недочет без оглядки на отсутствие умысла. Наказывали формально и жестко:

  • за нарушение срока публикаций даже на один день, даже если просрочка образовалась из-за задержки со стороны ЕФРСБ;
  • за технические ошибки в документах (в строке «решил» написано в соответствии с бюллетенями, а в графе «таблицы» ошибочно указано другое);
  • за опоздание на несколько часов отправки уведомления о собрании кредиторов (положено за 14 дней, а отправлено за 13 дней 10 часов);
  • за неуказанный в тексте сообщения СНИЛС вне зависимости от того, что он есть в шапке и другие несущественные мелочи.

По мнению эксперта, контролирующему органу были совершенно неважны реальные проблемы АУ. Он назвал действия Росреестра «геноцидом», который не выдержали многие специалисты и ушли из профессии. Положительным моментом Королев назвал весенние изменения текущего года, когда контрольно-надзорную функцию передали СРО АУ.

«Не думаю, что будущее антикризисного управления в банкротстве банков. АУ может провести процедуру, если проходил обучение, а партнерство, в котором он состоит, имеет аккредитацию, но все равно необходимо выполнение важного условия – отсутствия у банка депозитов физических лиц. А это встречается крайне редко», — рассуждает эксперт.

По мнению Арсения Королева, будущее за банкротством КПК, НПФ, МФО, страховых и, возможно, брокерских компаний. Не исключено развитие института банкротства МСП, представители которого не справились с финансовой нагрузкой по кредитным обязательствам. Ну и, конечно, банкротство физических лиц. Это очевидно, так как лица, прошедшие процедуру банкротства, все равно будут брать кредиты, а банки будут их выдавать, ведь требования KPI никто не отменял.

Банкротство с риском для арбитражных управляющих

Настоящая жизнь арбитражных управляющих

Как изменит рынок новый законопроект об ужесточении ответственности за преступления в сфере банкротства, рассказал партнер «Первой юридической сети» Павел Курлат.

В этом году правительство внесло на рассмотрение Госдумы законопроект о поправках в статьи 195 и 196 УК РФ, которыми предлагается наказывать арбитражного управляющего или председателя ликвидационной комиссии за неправомерные действия в процессе банкротства лишением свободы на срок до четырех лет. Это довольно серьезная мера, так как ранее в данной части закон арбитражных управляющих прямо не затрагивал: сейчас уголовное наказание за неправомерные действия в ходе банкротства, по сути, предусмотрено лишь для руководителей и собственников компании-должника.

Новые поправки несут большой риск для арбитражных управляющих, поскольку в современном банкротном процессе управляющий часто ошибается непреднамеренно.

Потенциальные случайные нарушения обусловлены широким кругом полномочий арбитражных управляющих при одновременной необходимости отлично ориентироваться как в законодательстве, так и в судебной практике.

При этом зачастую закон содержит диспозитивные нормы и оценочные критерии правомерности действий управляющего, а судебная практика бывает противоречивой. В результате арбитражный управляющий может, например, выбрать неверный способ защиты права, что приводит ко взысканию с него убытков.

Та же история может случиться вследствие бездействия или непроведения каких-то процедур, например повторной инвентаризации имущества (определение Арбитражного суда Уральского округа от 12 октября 2015 года по делу № А60-13467/2004).

Более того, как правило, в основе ошибочных действий/бездействия управляющего лежит элементарное отсутствие у него полной информации о должнике, которую были обязаны представить ему собственники и менеджмент компании.

Типичная ситуация — сокрытие собственниками (менеджментом) должника данных о сделках общества, первичной бухгалтерской документации о финансовых операциях (обременениях, выдаче векселей и т. п.), что не только влияет на качество работы управляющего, но может явиться основанием для предъявления требований о возмещении убытков.

Есть множество и гораздо меньших нарушений, которые сейчас могут приводить к административной ответственности, в том числе неточности в многочисленных отчетах, ошибки с публикацией информации в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве и т. д. В большинстве случаев они становятся результатом случайности или невнимательности — все-таки арбитражные управляющие тоже люди и, как все люди, могут допускать ошибки.

  • При этом в среде арбитражных управляющих уже сложилась критическая ситуация в отношении страхования их ответственности:
  • а) непонятны условия формирования страховыми организациями тарифов при страховании ответственности арбитражных управляющих;
  • б) страховая премия часто в несколько раз превышает размер ежемесячного вознаграждения в деле о банкротстве;
  • в) страховые организации и вовсе отказывают в заключении договоров страхования ответственности.

Все это создает очень сложные условия работы с неоправданно высокими рисками. В настоящее время существует опасность ухода с рынка страхования ответственности арбитражных управляющих оставшихся в нем страховщиков, которых уже на данный момент осталось менее семи.

К сожалению, возможностей повлиять на данную ситуацию у сообщества арбитражных управляющих немного — решение страховщиков обусловлено экономическими показателями при непоследовательном регулировании деятельности управляющих в этой части.

Читайте также:  Отзыв на апелляционную жалобу: как написать и куда подавать — юридическая консультация

Немного могло бы повлиять на ситуацию повышение градуса доверия между участниками данного рынка при условии, что арбитражные управляющие будут добросовестно отрабатывать все судебные споры о взыскании с них убытков, покрываемых страхованием: привлекать страховщиков сразу на досудебной стадии, обязательно согласовывать процессуальные действия и вообще активно работать в судебных процессах как в части оспаривания оснований привлечения их к ответственности, так и по размеру убытков.

Потенциально изменить ситуацию могло бы изменение законодательного регулирования страхования арбитражных управляющих.

Сегодня данный вид страхования необязателен для страховых компаний, но носит вмененный характер для самих страхователей как обязательное условие осуществления ими деятельности.

Введение альтернативных способов финансового обеспечения в нормативную базу позволило бы урегулировать проблемы в данной сфере и создать нормальные условия для работы.

Одним из предлагавшихся Всероссийским союзом страховщиков вариантов, который видится вполне разумным, является включение в профильный закон норм о возможности страхования данных рисков обществами взаимного страхования, в рамках которых арбитражные управляющие смогут установить адекватные рискам условия страхования и размер платы за него.

Проблема требует системного подхода, и ужесточение мер ответственности по отношению к одной из сторон процесса само по себе ее не решит. Остается надеяться, что контекст все-таки будет учтен законодателями или будут приняты меры для предупреждения тех сложностей, которые неизбежно возникнут при реализации инициативы в текущем формате.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Конкурсный управляющий потребовал рекордную сумму за свои услуги :: Бизнес :: РБК

Конкурсный управляющий Антипинского НПЗ потребовал через суд вознаграждение в размере 5,4 млрд руб. — это 5% от стоимости проданного имущества завода. Это может стать крупнейшей суммой вознаграждения за банкротство в России

Настоящая жизнь арбитражных управляющих

Сергей Медведев / ТАСС

Константин Сичевой, конкурсный управляющий признанного в декабре 2019-го банкротом Антипинского НПЗ, в середине августа подал ходатайство в местный арбитражный суд с требованием присудить ему крупнейшее вознаграждение за всю историю банкротств в России — 5,44 млрд руб. Это следует из определения суда, опубликованного в картотеке арбитражных дел.

Сбербанк, крупнейший кредитор завода, который взыскал его имущество за долги и затем продал в мае 2021 года, не возражает против таких требований управляющего, следует из пресс-службы. «Вознаграждение в 5,441 млрд руб.

действительно является беспрецедентным по своим размерам, но и сама по себе процедура банкротства АО «Антипинский НПЗ» не имеет прецедентов в практике антикризисного управления», — сообщили в пресс-службе банка. Но там уточнили, что утверждение размера вознаграждения — прерогатива суда.

Первое заседание по этому ходатайству назначено на 30 сентября. Сам Сичевой отказался комментировать свои требования.

Как управляющий обосновал сумму вознаграждения

Константин Сичевой — член союза арбитражных управляющих «Саморегулируемая организация «Северная Столица». Как следует из его ходатайства (у РБК есть копия), размер вознаграждения он рассчитал как 5% от стоимости имущества Антипинского НПЗ, реализованного на торгах.

Помимо самого завода имущественный комплекс включает три лицензии на добычу нефти в Оренбургской области. Компания «Русинвест» Анатолия Яблонского приобрела эти активы за 110,867 млрд руб.

Согласно ст. 20.6 закона о банкротстве, сумма вознаграждения управляющего составляет от 3 до 7% от размера требований кредиторов в случае удовлетворения от менее 25 до более 75% их претензий соответственно. После продажи имущества НПЗ Сичевой перечислил на счет Сбербанка 81,84 млрд руб.

(50,06% от его требований, которые составляли 163,48 млрд руб.) и еще 21,54 млрд руб. — его «дочке» СБК (75,67%), которая также являлась залоговым кредитором завода. Таким образом, управляющий мог претендовать на 6% от суммы, перечисленной «Сберу» (4,9 млрд руб.) и 7% — СБК (1,5 млрд руб.

), или в общей сложности 6,4 млрд руб.

Но вознаграждение конкурсного управляющего при продаже залога не должно превышать 5% от суммы, полученной при его реализации (110,867 млрд руб.) за вычетом сопутствующих расходов — затрат на оценку залога, его охрану и проведение торгов, говорится в ходатайстве. Поэтому Сичевой рассчитал размер вознаграждения на сумму 5,44 млрд руб.

Требование о выплате процентного вознаграждения от размера удовлетворенных требований кредиторов соответствует нормам закона «О банкротстве» и на практике почти всегда производится при продаже заложенного имущества, отмечает партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов.

Но, по его словам, на итоговый размер вознаграждения может повлиять ряд факторов. Например, он может быть снижен, если будет доказан факт ненадлежащего исполнения управляющим своих обязанностей в деле о банкротстве.

Еще один важный вопрос — соразмерен ли размер вознаграждения усилиям, которые были затрачены управляющим при выполнении возложенных на него обязанностей, добавляет партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин.

Суд может прийти к выводу, что требования управляющего не отвечают принципам разумности и справедливости, что также может привести к уменьшению причитающегося ему вознаграждения, поясняет он.

В Сбербанке уверены, что Сичевой исполнял обязанности надлежащим образом.

«Помимо выполнения своих прямых обязанностей, предусмотренных федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», конкурсному управляющему и его команде в условиях ликвидационной процедуры банкротства необходимо было обеспечить безопасную и безостановочную работу производственного предприятия повышенной опасности с персоналом более 2 тыс.

человек», — отметили в пресс-службе «Сбера». Представитель банка подчеркнул, что благодаря этому удалось сохранить и производственный комплекс НПЗ в работающем состоянии, и команду, а также продать актив новому владельцу и вернуть в «нормальный хозяйственный оборот».

Однако сложно представить, что участники дела о банкротстве Антипинского НПЗ позволят управляющему получить такое вознаграждение без предъявления всевозможных возражений, замечает Ефремов.

Торги по продаже имущества завода неоднократно переносились по жалобе от еще одного кредитора завода — Промсвязьбанка — на действия Сичевого.

Но Федеральная антимонопольная служба (ФАС), в которую обратился этот банк, признала его доводы необоснованными. РБК направил запрос представителю Промсвязьбанка.

Как будет выплачиваться вознаграждение

После вынесения решения суда вознаграждение конкурсного управляющего будет выплачиваться из средств, поступивших от продажи залогового имущества (завода и трех месторождений), говорит представитель Сбербанка.

По его словам, сам залог и средства, вырученные от его продажи, подлежат обособленному учету и не входят в конкурсную массу, из которой будут удовлетворяться требования других кредиторов Антипинского НПЗ, у которых не было залогов (общий размер требований кредиторов превышает 250 млрд руб.).

Если суд полностью удовлетворит требования Сичевого, это будет крупнейшая выплата управляющему, отмечает Клеточкин. «Таких крупных выплат, насколько мне известно, одному управляющему никогда не выплачивалось», — отметил он. По данным портала «Право.

ru», до сих пор крупнейшее вознаграждение получил конкурсный управляющий Андрей Корсаков при банкротстве компании «Логопарк Биек Тау» в Татарстане в 2017–2019 годах — 228,4 млн руб.

Это было максимальное вознаграждение среди управляющих, когда кредиторы получили удовлетворение более чем 50% требований к должнику, отмечали эксперты.

«Вознаграждения арбитражных управляющих кажутся большими, но относительно погашенных реестровых требований они приемлемы», — говорил Олег Бабкин, арбитражный управляющий ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих».

«Люди, которые обеспечивают движение активов и их ликвидность, не должны мало зарабатывать. Также надо учитывать, что на проектах работают команды», — добавлял он.

По его словам, в среднем расходы на проведение процедуры банкротства вместе с вознаграждением управляющих составляют около 12% от удовлетворенных требований кредиторов.

Сделка с проституткой и заседание в коровнике: истории арбитражных управляющих — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Сегодня день арбитражного управляющего. Профессия не из легких, и ее представители – серьезные люди. Но иногда с ними случаются очень забавные истории. В отношении одного несостоятельного гражданина возбудили банкротство с долгами в десятки миллионов. Анализируя выписку, управляющий обнаружил перевод девушке определенной профессии. Узнав об этом, семьянин и отец пятерых детей быстро пошел на мировую. А бывало и такое, что налоговая заявляла в реестр 10 коп., а суд заседал в коровнике. Об этих и других занимательных историях – в нашем материале.

Арбитражный управляющий Павел Замалаев рассказывает удивительную историю, которая произошла с ним в рамках дела о банкротстве одного состоятельного гражданина. Началась она с анализа выписки о движении денег по счетам должника. Такой анализ обычно проводится, чтобы выявить подозрительные сделки. «Исследуем, в первую очередь, перечисления физическим лицам. Заинтересовало несколько перечислений в пользу особы женского пола с редким именем. Всего должник перечислил ей около 900 000 руб.», – рассказывает Замалаев. 

Вычислив эти подозрительные операции, управляющий решил «пробить» получательницу по социальным сетям. Оказалось, что девушка является «представительницей древнейшей профессии».

«Действуя в соответствии с Законом о банкротстве, перед тем как оспорить сделку через суд, направляем девушке претензию, в которой просим предоставить доказательства встречного исполнения перед должником (договор на оказание услуг, акты выполненных работ) или возвратить деньги», – смеется управляющий.

Через месяц после этого должник – семьянин, отец пятерых детей – предлагает заключить мировое соглашение. К слову, размер его долгов измеряется десятками миллионов рублей. По словам Замалаева, соглашение пока не заключено, но в деле наметился существенный прогресс благодаря выявлению такой «экзотической» сделки.

Другую необычную историю, связанную с должником, рассказывает арбитражный управляющий Анастасия Аракелян. Пока шло производство по банкротному делу, которое вел ее коллега, должник успел сменить пол. «Процедуру ввели в отношении Ольги, а завершили в отношении Олега», – улыбается Аракелян. Но в отличие от истории с роковой сделкой, смена пола особо никак не повлияла на саму процедуру.

В рамках дела о несостоятельности одного предприятия, конкурсный управляющий решил истребовать у бывшего директора различные ценности. Среди них – навоз общей стоимостью 10 млн руб., рассказывает арбитражный управляющий Андрей Борзых. Суд удовлетворил ходатайство.

Читайте также:  Правила приватизации квартиры

Но истребовать само имущество не получилось, после чего конкурсный управляющий попытался взыскать убытки с бывшего руководителя. Последний на тот момент сам находился в процессе банкротства, поэтому на заседание о взыскании убытков пришел его финансовый управляющий, которым был Борзых. В суде между «конкурсным» и «финансовым» состоялся следующий диалог:

– Что такое навоз? – спрашивает Борзых.

– Ну, навоз – это навоз, – говорит конкурсный управляющий, удивляясь заданному вопросу.

– Я вот знаю два вида навоза: продукт отхода жизнедеятельности животных и органические удобрения. У вас какой?

– Органические удобрения!

– Тогда представьте сертификат испытания удобрений. А если речь все же идет об отходах – лицензию на право обращения с ними.

Последовала немая пауза.

Продолжая тему коров, арбитражный управляющий Сергей Домнин рассказывает, как однажды ему удалось убедить суд провести выездное заседание по обособленному спору в деле о банкротстве. Разбирательство тогда запланировали на территории животноводческого комплекса.

«Унылая серая осень, грязь. Мы с оппонентами стоим на улице в дождевиках и резиновых сапогах. Ждем судью. Подъезжает его внедорожник, открывается дверь, и нога в прекрасном дорогом ботинке погружается по щиколотку в это месиво», – вспоминает управляющий.

По его словам, судья сам осознал свою непредусмотрительность и «с достоинством перенес и обход спорного здания коровника по периметру, и внутренний осмотр». А вот секретарь в туфлях из машины выходить отказалась. Так и протоколировала на переднем сиденье.

В истории арбитражного управляющего Максима Доценко заседание проходило «по классике» – в здании суда. Но место для веселья все равно нашлось. «Процесс был долгим, полтора года в первой инстанции, три экспертизы. Судья не торопился и планомерно вникал в суть дела», – вспоминает управляющий.

На очередном заседании допрашивали девушку-эксперта. После окончания допроса судья говорит: «Вы свободны. Можете идти, можете остаться в зале». «Я, пожалуй, пойду. Пока процесс шел, я родить успела», – смеется эксперт. Судья посмотрел на нее, улыбнулся и говорит: «Ну, приходите за вторым».

Арбитражный управляющий Михаил Лазарев вспоминает, как однажды проводил процедуру наблюдения, в которой столкнулись интересы трех банков, ИФНС и нескольких физлиц-кредиторов.

«Накал страстей на первом собрании кредиторов ожидался очень серьезный», – говорит Лазарев.

Чтобы кредиторы не разругались и не закончили встречу крупным скандалом, управляющий решил прибегнуть к нестандартному приему – назначил собрание на 31 декабря на 12.00.

Агентство правовой защиты Новая жизнь

Информация о банкротстве физических лиц – открытая. Сведения о признании должника банкротом публикуются в официальном издании – газете «Коммерсантъ» и в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве. Подписчиками и читателями газеты «Коммерсантъ» являются банки и другие профессиональные кредиторы.

Сложно представить ситуацию, что «за чашкой кофе» кто-то из Ваших друзей, или родственников перелистывает объявления о несостоятельности в газете «Коммерсантъ», коих там дикое множество.

Единый федеральный реестр сведений о банкротстве – это Интернет-сайт, где хранится информация обо всех процедурах банкротства, как физических, так и юридических лиц. Там можно получить подробную информацию о любом банкроте и ходе его дела.

Пользуются и знают о сайте, лишь заинтересованные в этом лица – банки, кредиторы, арбитражные управляющие. Поэтому друзья и родственники если и узнают о Вашем банкротстве, то скорее всего, лично от Вас. Зазорного в этом нет ничего!

Для многих минусом банкротства физических лиц является то, что работодатель узнает о Вашем статусе. Об этом ему сообщит финансовый управляющий.

Дело в том, что с момента признания Вас банкротом и в течение всего срока процедуры реализации имущества в деле о банкротстве физлица (около 6 месяцев), заработную плату работодатель должен перечислять на специальный счет, открытый финансовым управляющим для формирования конкурсной массы. Об этом ему и сообщит финансовый управляющий.

Несомненно плюсом это не назовешь, но и не такой уж это и серьезный минус банкротства физических лиц. Ведь работодатель наверняка о Ваших проблемах с финансами наслышан от коллекторов или сотрудников банка. И банкротство он воспримет вполне адекватно: «Наконец-то нам перестанут звонить коллекторы!».

Последствия банкротства физических лиц для должника

Негативные последствия могут наступить лишь для мошенников, которые «набрали кредитов» с целью их не отдавать.

Помимо того, что при рассмотрении дела о банкротстве Суд долги им «не спишет», есть шансы привлечения к уголовной ответственности при банкротстве физических лиц.

Причем не нужно себя записывать в мошенники и бояться уголовной ответственности, если Вы не «вклеивали фотографию в чужой паспорт, чтобы получить кредит», или «набрали кучу кредитов и не сделали по ним ни одного платежа».

К не значимым последствиям можно отнести следующие:

•    запрет три года занимать должность директора организации. Причем заместителем директора, начальником цеха, руководителем отдела, главным бухгалтером Вы сможете быть. Речь идет только о высшем посте в организации – директор и член совета директоров;

•    в течение пяти лет вновь «оформить банкротство» Вы не сможете;

К положительным последствиям (плюсам банкротства физических лиц) банкротство физического лица для должника несомненно относится то, что по завершению процедуры реализации имущества в деле о банкротстве долги по кредитам скорее всего спишут.

Проблемы арбитражных управляющих

По мнению руководителя практики банкротства и реструктуризации «Пепеляев групп» Юлии Литовцевой, еще один источник неэффективности банкротства кроется в низком уровне профессионализма значительной части арбитражных управляющих (АУ), а также в низкой оплате их работы и недостатке денежной мотивации. Партнер адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Евгений Зверев также указывает на необходимость повышения квалификации управляющих, подчеркивая, что «реабилитация требует более дорогого и квалифицированного управленческого состава, чем конкурсное производство».

Руководитель юридического отдела АКГ «МЭФ-Аудит» Александр Овеснов считает недостатком и установленный законом порядок удовлетворения требований кредиторов, предполагающий в первую очередь выплату судебных расходов по делу о банкротстве, вознаграждения АУ, а также лиц, привлеченных АУ.

«С учетом длительных сроков проведения банкротных процедур это приводит к тому, что вся конкурсная масса, которая у должников и так весьма ограничена, как правило, расходуется на неопределенные «текущие платежи» должника, содержание банкротных процедур и вознаграждение арбитражного управляющего, а требования конкурсных кредиторов удовлетворяются по остаточному принципу»,— считает господин Овеснов.

По текущим платежам данных нет, но в статистике Федресурса можно увидеть, что затраты на вознаграждение АУ и привлеченных им лиц занимают до 10% в расходах должника. За 2016 год общая сумма этих затрат в рамках банкротства юрлиц и ИП составила 9,5% от суммы погашения требований кредиторов — 1,87 млрд руб., в 2015 году — 6,4%, или 19,71 млрд руб.

Консультант Исследовательского центра частного права при президенте РФ и основатель Банкротного клуба Олег Зайцев указывает, что необходимо повышать независимость и добросовестность АУ.

По его словам, управляющие часто аффилированы с одной из сторон дела и работают на кредитора или на должника.

«Проблему может решить случайное распределение АУ на процедуры, однако построить систему, учитывающую все критерии отбора и назначения на должность, пока весьма сложно»,— говорит советник «Линии права» Алексей Костоваров.

Глава правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский считает, что низкий процент удовлетворения требований кредиторов может еще снизиться именно потому, «что недавние изменения в закон о несостоятельности исключили главный мотиватор высоких продаж залогового имущества — процентное вознаграждение АУ». Кроме того, он отмечает, что на управляющего возложена финансовая ответственность за проведение процедуры, хотя АУ мало что может решить самостоятельно. «Трансформация закона из документа 1998 года в сегодняшнюю редакцию превратила управляющего в формальную фигуру — все значимые решения принимают теперь суд и кредиторы»,— считает юрист. Но при этом, добавляет он, ни суд, ни кредиторы не могут вести процедуру, и вся работа делается руками АУ. По мнению господина Олевинского, такая система не может быть эффективной, что подтверждают длительные сроки банкротных процедур.

Андрей Райский, Анна Занина

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *